- Что будете смотреть в Праге?

- Замки, Карлов мост, церкви, площади…я запнулась, понимая, что почти ничего не знаю о городе, где собираюсь провести самый главный праздник в Европе – католическое Рождество. Ко дню отъезда я не прочитала ни одной заметки в путеводителе, ни одного рассказа путешественника. И дело было не только в предновогодней суете.  В последнее время мне нравится узнавать города без подсказок: идти по незнакомым улицам и чувствовать себя первооткрывателем, а, уже пережив это ощущение новизны, знакомиться с историей места.

Зато моя подруга Ксюша тщательно подготовилась к путешествию, составив список достопримечательностей на восемь листов. На первой странице были два знаменитых ночных клуба, затем – крепость Пражский град, Петршинская смотровая башня, напоминающая уменьшенную копию Эйфелевой, несколько необычных музеев, среди которых – Музей секс-машин,  и, наконец,  штук пять пивных баров и ресторанов с похожими названиями: «У малого Глена», «У черного вола», «У золотого тигра».  Прочитав записи, я тут же поддалась искушению распланировать каждый день, но первый вечер мы провели, гуляя по городу и, гадая, что откроется за новым поворотом. Меня манили замки и соборы на холме, а Ксюшу – огни Староместской площади со знаменитыми часами – пражскими курантами, под бой которых мы пили глинтвейн из бумажных стаканов.

- Глинтвейн держит тепло в организме целых шесть часов, - рассказала нам на следующий день официантка уличного кафе, где мы присели отдохнуть после долгого подъема на холм. Любуюсь видом на крыши кирпичного цвета, я с удовольствием подкрепилась традиционным чешским десертом трдельником – горячей трубочкой из слоеного теста, обсыпанной сахаром и корицей.  Почувствовав прилив сил, мы с Ксюшей отправились на поиски Музея алхимиков и магии, затерявшегося на одной из улочек. Но, доверяя моей интуиции, конечно же, ушли в противоположную сторону и остановились недалеко от ворот Страговского монастыря. Окруженный деревьями, он стоял обособленный от остального города, величественный и таинственный в синих сумерках.

Вернувшись к музею, который оказался в двух шагах от кафе, мы обнаружили, что основная его часть представляет собой большой чердак с коллекцией книг по черной магии. Помимо библиотеки, здесь воспроизведена лаборатория английского алхимика Келли, который утверждал, что знает секрет превращения простых металлов в золото. С любопытством разглядывая емкости с разноцветными жидкостями, я обратила внимание на пробирки с человекоподобными существами – гомункулами, один из которых был почти с меня ростом. Обнаружив ящик с яйцом дракона, из которого спустя тысячу лет после неизвестной даты отсчета должен вылупиться детеныш, я почти поверила в эту захватывающе-страшную сказку. А, спускаясь по крутой деревянной лестнице, самой старой винтовой лестнице в Праге, вцепилась в перила, опасаясь, что дух Келли столкнет с нее за вторжение в его владения.

Впрочем, знакомство с духами нам еще предстояло, ведь им посвящен отдельный музей в Праге, расположенный недалеко от Карлова моста. В Музее Призраков и легенд, как следует из названия, хранятся памятники героям историй о привидениях, населяющих Прагу. Хотя это не комната страха, фигуры обезглавленной невесты и младенца с фиолетовыми кругами вокруг глаз выглядят жутковато. Душу младенца, согласно легенде, забрал себе дьявол в обмен на помощь в строительстве Карлова моста. Призрак скитался у моста и пугал прохожих долгие годы, пока один смельчак в ответ на отчаянное чиханье не пожелал ребенку здоровья. С тех пор, гласит легенда, душа младенца освобождена, но, вернувшись на Карлов мост, я все же продолжала прислушиваться, не раздадутся ли откуда странные звуки. 

О еще одном герое музея, водяном Кабуреке, я вспомнила уже вечером, когда мы отправились дегустировать традиционное чешское пиво в знаменитом пабе со своей пивоварней «У Флеку». Кабурек, которого, кстати, можно увидеть не только в музее призраков, но и на острове Кампа, рядом с Чертовой мельницей, неравнодушен к хорошему алкоголю и потому любит заглядывать в пивные. Обычно Кабурек миролюбив и добродушен, но если пенный напиток разбавлен водой, водяной злится и может устроить в заведении погром. Впрочем «У Флеку» проказы водяного нам не грозили: если он где-то и спрятался, то наверняка вместе с гостями потягивал отменное темное пиво. В пивоварне всего один сорт, зато подают его уже более 500 лет, с 1499 года. Сидя за деревянными столами, мы гадали, как выглядели посетители «У Флеку» в 16 веке: приходили ли они пешком, или приезжали в экипажах, были ли одеты в нарядные костюмы или в простую одежду. Наверное, мы могли бы узнать это у двух чехов, сидевших с нами за большим столом, но вместо этого выпили с ними за здоровье и затянули песню под аккомпанемент гармониста.

У наших новых знакомых  на столе лежал листок с длинным рядом палочек, каждая из которых означала выпитую кружку пива.  Несмотря  на это, они вели разговор бойко и весело: на смеси чешского, английского, польского и русского, мы, казалось, прекрасно понимали друг друга. На прощание один из наших приятелей продекламировал Евтушенко:

исчезло все вокруг -
и только море,
затихло все,
и только шум его...

Это был удивительный день: наполненной загадками, волшебством, ощущением свободы в морозном воздухе и душевным теплом… (Продолжение следует)