Мне не терпелось увидеть Пражский град, и я предложила отправиться на холм с самого утра (было около 12 дня, но, учитывая нашу бурную ночную жизнь, встали мы, действительно, рано).  Прогуливаясь по уже знакомым улочкам, мы остановились около церкви, где пожилая женщина на чистом русском языке пригласила нас на органный концерт. Русский в Праге понимают почти все, по крайней мере в туристических местах, поэтому вскоре мы перешли с английского на родной язык. У подножья замка развернулась небольшая рождественская ярмарка, но, пресытившись горячим вином и сладостями, я с волнением пыталась запечатлеть  вид на город

Вскоре нам открылись двери Старого королевского дворца, но, к нашему удивлению, внутри он оказался почти пуст. На стенах остались изображения гербов и несколько картин. Проходя по  залам, мы увидели огромную печь и стол с парой старинных стульев. Наконец, в тронном зале – копии короны, скипетра и державы, завораживающие сиянием драгоценных камней в золотых обрамлениях. Обладая страстью к драгоценностям, я с восхищением рассматривала каждую деталь, и именно королевские регалии стали для меня символом дворца. Кстати, на территории Пражского града есть открытая для посещения сокровищница, но заглянуть в нее мы не успели. Зато побывали в соборе святого Вита.  Готический собор еще издали поразил своими размерами, и после нескольких тщетных попыток уместить его в объектив, я вошла внутрь, где почувствовала себя песчинкой. Здесь были цветные витражи, фрески, скульптуры, мраморные надгробия, золотые скульптуры, но не чувствовалось души.

- Это уже не церковь, а музей, - заметила Ксюша, и я про себя согласилась, что посещение маленького костела Пресвятой троицы в другой части города, не упомянутого ни в одном путеводителе, оставило более яркие воспоминания.

Возможно, роль сыграло то, что костел построен не в строгой готике, а в нарядном барокко, где линии плавно перетекают друг в друга, а интерьер выполнен в теплых, светло-бежевых и нежно-розовых тонах.  В костеле пел хор, и положительная энергетика словно окутывала, даря ощущение легкости и покоя.

Перед тем, как покинуть пражский Град, мы заглянули на Золотую улочку с крошечными домиками, в которых, по легенде, жили и проводили свои опыты алхимики. Правда это или нет, никто не знает, зато точно известно, что на улочке продавали свои товары ремесленники и жили сторожи пражского Града.

Комнаты последних я рассматривала с большим любопытством: в них была скромная глиняная посуда, кровать на деревянном выступе пол потолком и простые табуреты, по размеру напоминающие детские стульчаки. В других домиках, куда мне захотелось непременно зайти в гости, продавались сувениры – фарфор и игрушки из дерева.

В тот день в городе поднялся ветер, и небо затянуло угрожающе-темными тучами, но почему-то именно в такую погоду мне нравилось гулять вдоль набережной и смотреть на воду. Подходя  к Карлову мосту, мы вдруг увидели десятки лебедей, жадно выхватывающих хлеб из рук растерявшихся туристов.

- Никогда не видела таких агрессивных лебедей! – растерянно произнесла я.

Выйдя на берег, птицы, будто оставили в воде свою грацию, и забыли о ней в борьбе за лакомый кусок.  Что ж, может, они приспосабливаются к новым условиям жизни…

Во время отпуска мы с Ксюшей много говорили о том, как, вопреки требованиям окружающего мира, сохранить в себе доброту и уметь дарить, не ожидая взамен. К беседе располагала обстановка Будда-бара, куда мы заглянули вечером после долгой прогулки: цветы на стенах, приглушенный свет и музыка. Ничего чешского здесь не было, но в тот что нам хотелось именно такой атмосферы. Ксюша рассказала, что заведение пользуются большой популярностью в Москве. Я живо представила, как мужчины в костюмах  и девушки  в вечерних платьях приходят к будде за тишиной и безупречным сервисом.

Мы пытались выстроить свою философию жизни около двух часов. В итоге, найдя больше вопросов, чем ответов, попрощались с буддой и пошли в гости к «Гадкому Койоту».  В баре, знаменитом танцами на барных стойках, как раз начиналось шоу: девушки, словно драконы, выдыхали огненное пламя, жонглировали бутылками и угощали гостей ликером. Пражский «койот» настраивал на флирт, но в нем не было ни безудержного веселья, ни легкого разврата. Бар работал до последнего клиента, и в пять утра нас вместе с двумя американцами попросили рассчитаться за пиво, коктейли и шоты. Я слегка обиделась, что официантки так и не пригласили посетителей танцевать на бар, но в целом осталась довольна, а на следующее утро проснулась с прекрасным настроением и даже без головной боли. За качество алкоголя «Гадкому Койоту» – твердая пятерка!

В канун Рождества, 24 декабря, большинство магазинов и достопримечательностей были закрыты, и туристы гуляли от одной площади до другой, останавливаясь послушать уличных музыкантов. По уже знакомому маршруту мы еще раз обошли Прагу, замершую в ожидании большого праздника, и с наступлением сумерек присели в кафе на площади, к знаменитых башенных часов – Пражских курантов. Только их удары и толпа, собирающаяся вокруг, чтобы увидеть, как в открывающихся окошках проходят фигурки 12 апостолов, напоминали нам, что прошел еще один час. А мы строили планы: перебраться в теплую страну, выучить новый язык, выступать на сцене и стать чуточку лучше, добрее. Ксюша помогла мне поймать пушинку, и я отпустила ее вместе со своим желанием.

Праздник наступил, а вместе с ним подошел к концу наш последний вечер в городе, который, заворожив великолепием церквей и замков, оставил ощущение легкости и умиротворенности.

Наша мечта о Рождественской сказке сбылась, хотя мы не успели увидеть все, что запланировали. Зато я точно, знаю, что хотела бы вернуться в Прагу летом: прогуляться по розовому саду на холме Петржин, пройти лабиринт кривых зеркал на Петршинской башне, заглянуть в пивную Vytopna (депо), где кружки ездят по рельсам и вновь почувствовать себя звездой в караоке-баре Café-Art.

Напоследок, немного прозы жизни. Уже в аэропорту я посчитала расходы и осталась довольна: без отеля удалось уложиться в 50 евро в день, почти не ограничивая себя в тратах (шоппинг в наше расписание не входил).  Правда, не было дня, чтобы кто-то не дал нам неправильную сдачу, «ошибившись» в свою сторону. Будьте внимательны! Последние чешские кроны я потратила на сыры, которых теперь нет в России, и копченое мясо дикого кабана, а одну монетку приберегла, чтобы волшебство Праги на весь новый 2015 год осталось со мной.