Как же так случилось, что за целый месяц я не посвятила ни одного поста Питеру? Нет ни слова о белых ночах, о песчаных скульптурах на пляже у Петропавловской крепости, об ужине в ресторане с видом на Казанский «Терасса», напоминающем об университетском выпускном. Я не рассказала, как торопилась в родную школу танцев Sportmix, где каждое движении приносило ни с чем несравнимое и за последние месяцы почти забытое чувство полета. Там меня расспрашивали о городах и странах, а одна из подруг рассказала, как преподавала танцы на пилоне иностранкам на Бали. Оля вернулась около полугода назад, но до сих пор светилась так, что я ощущала исходящее от нее тепло. «А ты какая-то грустная. Я тебя помню до отъезда: совсем другая», - заметила она.

Нет, мне было хорошо. Я делала все то, что не могла себе позволить за границей: носила вызывающе короткие платье, ела на завтрак настоящий творог, гуляла по Летнему саду, звонила маме на сотовый и встречалась с друзьями, с которыми мы говорим на одном языке, хотя понимаем друг друга без слов. Но город, такой дружелюбный особенный и, главное, родной вдруг перестал принадлежать мне. Ощущение оторванности, которое преследовало за границей и в Москве, не ушло, а, напротив, усилилось.

У каждого, кто уезжает жить в другую страну, свой срок, после которого в России он начинает чувствовать себя пришельцем. Для меня переломным моментом стал Мюнхен, в котором, мечтая о своем возвращении, где-то глубоко внутри я знала, что уже слишком поздно, или, напротив, слишком рано. Другими словами, не пришло время. «Знать для чего сейчас время?», - невольно вспоминаются слова моей лучшей подруги в Германии. Прожив почти десять лет в Мюнхене, она собиралась в Россию на две недели, а вернулась через четыре дня, с ужасом обнаружив, что это уже не ее страна.

Хотя я не могу сказать о себе то же самое, выходом для меня стало новое бегство. И я купила билет в Италию, только на этот раз не в Милан, а на остров Сардиния. В городе Альгеро, прозванным «Барчелонетта», или маленькая Барселона, в доме у итальянской семьи я укрылась от всех тревог. Главное решение принято, и по-итальянски оно звучит: «Vivere per oggi – жить сегодняшним днем». А дальше все получится (продолжение следует).